Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия
Патриархия

Храмы не за тридевять земель

Храмы не за тридевять земель
Версия для печати
11 февраля 2021 г. 11:46

«Добро пожаловать за тридевять земель», — своеобразно, но беззлобно приветствует пассажира калининградский таксист в международном аэропорту Храброво, приглашая в салон автомобиля с регистрационным знаком, на котором гордо красуется 39-й номер региона. Российский эксклав, вошедший в состав нашего государства после Великой Отечественной войны, щедр на специфику. Здесь и прекрасная природа с живописными ландшафтами, и великолепные курорты на балтийском побережье, и суровая сдержанность приграничных зон, и особый менталитет, в котором разнообразные черты переселенцев из многих мест Советского Союза смешались с западным с географической точки зрения окружением. Статья опубликована в «Журнале Московской Патриархии» (№ 1, 2021, PDF-версия).

До недавнего времени еще одной узнаваемой характеристикой Калининградской области были десятки заброшенных протестантских кирх. Часто аварийные, а иногда и вовсе развали­вшиеся, их стены давно уже не слышали звуков органа и разносившихся гулким эхом слов пастора. Теперь за возрождение этого культурно-исторического наследия взялась Калининградская епархия, и во множестве освященных церквей уже началась литургическая жизнь.

Была обитель лютеранская — стала православная

История средневековой Екатерининской кирхи в местности Арнау на берегу реки Прегель ведет отсчет с XIV века, когда тевтонцы именно здесь завершили завоевание Восточной Пруссии. Вплоть до Реформации тут процветал женский монастырь, пользовавшийся доброй славой среди многочисленных паломников-христиан из разных уголков Западной Европы. Протестанты преобразовали обитель в госпиталь, которому и стала принадлежать кирха в Арнау. Обширный приход неустанно заботился о церкви и щедро жертвовал на ее убранство, и вплоть до середины прошлого века среди местных жителей ходили легенды, что несметные богатства перед приходом Наполеона один из церковно­служителей спрятал где-то на берегу Прегеля.

Серьезный ущерб зданию нанесли как штурм Кенигсберга в 1945 году, так и следующие десятилетия советской эксплуатации. Поначалу в соседнем поместье организовали пионерлагерь, а когда церковные строения стали разваливаться, в кирхе оборудовали зернохранилище. Внутреннее пространство перечеркнули горизонтальным перекрытием, наверху устроили ток, в алтарной части проломали проезд для тракторов, грузовиков и комбайнов. В 1992 году совхоз «Родники», существовавший в одноименном поселке Гурьевского района, и вовсе выставил кирху на продажу, и только усилиями светского попечительского совета ее удалось спасти от гибели.

«Но эта организация не ставила своей задачей возрождение церковной жизни; ее занимали исключительно вопросы реставрации и научных обследований памятника, — вспоминает игумения открытого в Родниках Екатерининского женского монастыря Феодосия (Изгина). — Настоящие восстановительные работы в кирхе начались только после передачи ее Русской Православной Церкви в 2010 году. Тогдашний викарный архиерей нашей епархии епископ Серафим лично курировал эти работы, а финансировать мы смогли их только из собранных верующими пожертвований».

На первом этапе восстановительных работ неоценимую помощь оказали реставраторы из Польши — страны с авторитетнейшей школой деликатной работы со старинными архитектурными памятниками. «За годы варварской эксплуатации контрфорсы и стены напитались ­водой, — рассказывает матушка Феодосия. — Это плохо влияло на свод, в кровле зияли бреши». После удаления чужеродного асфальта и искусственно насыпанного слоя земли удалось просушить капитальные конструкции и защитить их от влаги. При помощи созданного при епархиальной строительной организации «Мироздание» стройотряда провели вычинку фасадных кирпичей. Ежегодно, кстати, день рождения своего стройотряда бывшие его бойцы — экс-студенты калининградских вузов — отмечают традиционным субботником в Екатерининском монастыре. Помогали самоотверженным трудом и прихожане. Ведь штат женской обители скромнее некуда — всего четыре сестры, а приходских церквей в округе мало (в этой части ­Гурьевского района действует только Никольский храм в поселке Ушаково, но там богослужения совершаются редко, раз в 1-1,5 месяца). «Привлекает паству и то, что у нас служит архиепископ Серафим — кстати, духовник нашей обители», — замечает игумения Феодосия.

«В 2015 году установили новый резной иконостас, а в 2016-м наконец переложили черепицу на кровле, и с того момента церковная жизнь здесь вошла в устойчивое стабильное русло, — продолжает собеседница. — Как видите, иконографическое убранство у нас минимальное, если можно так выразиться, негромкое. В иконостасе — расписанные по распечаткам на холстах копии икон преподобного Андрея Рублева. Это не случайно: мы приложили все усилия, чтобы новое убранство не диссонировало со средневековой готикой. Кроме того, еще век назад в результате прусской реставрации кирхи под побелкой были обнаружены фрагменты первозданных фресок. Сейчас удалось раскрыть элементы трех из них, а вообще этот изобразительный ряд насчитывал 199 евангельских сюжетов. Поэтому все наши работы были настроены на камертон средневекового зодчества. Единственное, в чем не удалось соответствовать ему, — современные полы, но тут мы оказались бессильны».

«Как бы там ни было, православному человеку готическая архитектура все же не очень привычна. Не трудно ли молиться под такими сводами?» — интересуюсь у настоятельницы.

«Если честно, мы об этом не задумываемся — значит, наверное, не трудно. Я долго прожила в Калининградской области, а для коренных калининградцев такая архитектура и вовсе, можно сказать, родная. Ведь первый православный храм в традиционной русской архитектуре здесь появился только в 1997 году — в Багратионовске. Но и церковь в более привычных для паломников из других российских регионов у нас будет — во имя преподобных Антония и Феодосия. Вон, сруб ее уже возвышается, освящение намечено на ближайшую осень…»

«Привет» из военных лет

«Рожден» кирхой был и первый православный храм на Калининградской земле — Никольский на Тенистой аллее. Воссоздание исторического здания Юдиттенкирхе стало еще в советское время первым шагом на пути восстановления заброшенных архитектурных памятников, самое деятельное участие в котором принимал занимавший тогда Смоленскую кафедру Святейший Патриарх Кирилл. «Когда впервые подъехал к этому месту, то о многом мне пришлось подумать. Как, какими силами, на какие средства восстановить все это?! — вспоминал позднее Предстоятель. — Но, увидев горячую веру людей, их желание иметь храм, понял, что он будет воздвигнут». Ныне у калининградского по­дворья женского монастыря в честь Державной иконы Божией Матери Черняховской епархии прекрасный городской приход, а в минувший с момента освящения храма период уже потребовался новый капитальный ремонт с обновлением убранства — в свою очередь, благополучно завершенный.

Невдалеке, в 41-м домовладении по проспекту Победы, — еще одна готическая церковь, возрождение которой — в самом начале. Капеллу Адальберта в самом начале прошлого века для католического меньшинства Кенигсберга возвел архитектор Виллы Амалинау (исторического района города) Ибе Хайтманн. Перед Второй мировой войной ее основательно расширили и превратили в полноценный костел. Но до нашего времени пристройка 1930-х годов не дошла, зато к историческому зданию до сих пор примыкает нелепый павильон парикмахерской.

«Это арендатор. Его нахождение здесь — вопрос времени и отголосок длительной судебной тяжбы, начавшейся после передачи здания епархии, — объясняет ответственный за воссоздание бывшей кирхи Адальберта штатный клирик калининградского храма святого апостола Андрея Первозванного священник Вадим Трусов. — В советское время здесь квартировало местное отделение академического Института земного магнетизма и распространения радиоволн. ­Выехали они немногим больше года назад».

В результате епархии достались перерубленные аж двумя горизонтальными межэтажными перекрытиями интерьеры и варварски проруб­ленный на месте алтаря главный вход. Сейчас пролом в восточной стене предстоит заделывать, а вход устраивать там, где он когда-то и был, — в одном из противоположных углов. Оконные проемы уже восстановлены, закрыт периметр, устроены теплые полы. Но каждый шажок, по словам отца Вадима, порождает новые проблемы и вопросы. «Видите в потолке две пробоины? Скорее всего, это следы от попавших в здание церкви авиаснарядов, — говорит священник. — Снизу незаметно, но на самом деле из-за этих ран на десять сантиметров сместилась система нервюров (ребер каркасного свода. — Ред.). Из-за этого мы приостановили работы на кровле. Сейчас предстоит укреплять свод со стороны чердака, чтобы не допустить его аварийного обрушения».

Замки — не на замке

Пока что будущий храм приписан к приходу святого апостола Андрея Первозванного, где предпочитают не торопиться со сроками и даже не называют примерных дат окончания работ. Действительно, это тот случай, когда поспешать следует не торопясь, тем более что памятник архитектуры регионального значения капелла Адальберта — объект пристального внимания городских властей. «Региональный бюджет субсидировал реставрацию шпиля с новым крестом, — рассказывает заведующий епархиальным отделом имущества протоиерей Владимир Доровский. — Параллельно по выданному областными властями техническому заданию фирма "Мироздание" выполнила реставрационный проект, успешно прошедший государственную экспертизу и запущенный в производство. В таких случаях настоящее спасение — наличие у епархии организации, имеющей допуски и лицензии не только на производство строительных и реставрационных работ, но и на проектирование».

Иногда, продолжает отец Владимир, к реставрации кирх подключается Финансово-хозяйственное управление Московского Патриархата (ФХУ МП), подключающее собственные возможности для привлечения средств из федерального бюджета. Так, например, лютеранская церковь в Роминтене (ныне храм во имя святых мучеников Адриана и Наталии в Краснолесье) возрождена из руин при содействии Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Министерства культуры РФ. Теперь там прекрасный приход под руководством священника Олега Демьяненко.

Наконец, в последние годы епархия вплотную занялась состоящими у нее на балансе зданиями старинных замков. На таких объектах особенно важна помощь государственных инстанций: степень сохранности зданий чрезвычайно низка, а затраты предстоят колоссальные. Так, по тевтонскому замку Вальдау 1264 года епархия за свой счет разработала проект противоаварийных работ, который при помощи ФХУ МП через Северо-Западную дирекцию Минкультуры включен в федеральную целевую программу «Культура России». Получив субсидию от государства и добавив собственные средства, Церковь смогла отремонтировать кровлю, заменить и усилить стропильную систему и заняться благоустройством территории. А в Бранденбургском замке в прошлом году завершена консервация руин: аварийность устранена, теперь здесь безопасно находиться посетителям. «Пожалуй, впервые в регионе работы по консервации на таком сложном, разрушающемся объекте проведены действительно качественно», — сказал «Журналу Московской Патриархии» руководитель областной Службы объектов культурного наследия Евгений Маслов.

Дмитрий Анохин

См также: Интервью архиепископа Калининградского и Балтийского Серафима «Журналу Московской Патриархии»

«Церковный вестник»/Патриархия.ru

Материалы по теме

Епископ Ялтинский Нестор: «Святитель Лука шел навстречу своим страхам» [Интервью]

Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь: Крым — колыбель духовности русского, украинского и белорусского народов [Интервью]

Совет превечный. Иконография Благовещения Пресвятой Богородицы [Статья]

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий: «Каждому пастырю нужно готовить себя к жертвенному и самоотверженному служению Церкви и людям» [Интервью]

В 2021 году по Программе предоставления субсидий из бюджета города Москвы планируется завершить реставрацию шести храмов столицы

Состоялась встреча председателя Финансово-хозяйственного управления с заместителем председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре

Епископ Наро-Фоминский Парамон: «Мы строим храмы там, где они нужны людям» [Интервью]

В Москве прошло заседание попечительского совета по возрождению Саровской и Дивеевской обителей