Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Русская версияУкраинская версияМолдавская версия
Патриархия

Митрополит Волоколамский Иларион: Церковь лояльна ко всякой власти, пока та не начинает призывать к действиям, идущим вразрез с христианской нравственностью

Митрополит Волоколамский Иларион: Церковь лояльна ко всякой власти, пока та не начинает призывать к действиям, идущим вразрез с христианской нравственностью
Версия для печати
5 июля 2017 г. 10:06

1 июля 2017 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на телеканале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы ведущей телеканала Екатерины Грачевой.

Е. Грачева: Здравствуйте, с вами Екатерина Грачева. Это программа «Церковь и мир», в которой мы беседуем о событиях в России и в мире с митрополитом Волоколамским Иларионом, председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Владыка, здравствуйте!

Митрополит Иларион: Здравствуйте, Екатерина! Здравствуйте, дорогие братья и сестры!

Е. Грачева: Владыка, хочется начать беседу с международной повестки. Украинский президент Петр Порошенко съездил в Соединенные Штаты Америки. И вообще сейчас Киев проецирует на Запад идею, как можно объединить западную часть Украины с восточной, то есть вернуть, «влюбить» в себя Донбасс. И Киев заявляет, что у них есть готовый идеологический план. Как эта инициатива увязывается с тем, какие законопроекты на самом деле вносятся в Верховную Раду? Я имею в виду недавнее предложение двух законов, которые дискриминируют каноническую Украинскую Православную Церковь. О них не так много писали в прессе. Какова судьба этих законопроектов, в чем они состоят? Разговоры вокруг них утихли, или они еще на повестке?

Митрополит Иларион: Как известно, на рассмотрение Верховной Рады предлагалось вынести два законопроекта. Один из них был направлен на то, чтобы, по сути дела, узаконить имеющую место на территории современной Украины практику рейдерских захватов храмов Украинской Православной Церкви. Проектом закона № 4128 предлагается, чтобы принадлежность храмового здания той или иной общине определялась на основе самоидентификации членов этой общины. В тех условиях, когда члены общины не регистрируются и не создаются соответствующие списки, это, по сути, означает, что любая группа самозванцев может ворваться в храм, оккупировать его и сказать, мол, мы члены этой общины и голосуем за то, чтобы храм был передан «Киевскому патриархату». Что, собственно, сейчас уже и происходит.

Законопроект № 4511 предполагает очень существенное ущемление в правах и ограничение деятельности религиозной организации, административный центр которой находится в «стране-агрессоре». Такая организация на сегодня, с точки зрения этих депутатов, на Украине только одна ― это каноническая Украинская Православная Церковь, к которой принадлежит большинство православного населения Украины. Это Церковь, у которой двенадцать с лишним тысяч приходов по всей территории Украины, во всех областях. Поскольку она сохраняет молитвенную связь с Московским Патриархатом, на приходах Украинской Церкви за богослужением поминается Патриарх Московский и всея Руси, и, согласно уставу этой Церкви, избрание Блаженнейшего митрополита Киевского утверждается Патриархом (это, по сути, единственная связь, которая сохраняется между Украинской Церковью и Москвой), против нее предлагалось использовать такой дискриминационный закон.

Эти законопроекты вызвали бурную реакцию в самой Украине. Против них высказались иерархи Украинской Церкви, католики, представители других религиозных организаций. Прозвучали негативные оценки со стороны Предстоятелей Поместных Православных Церквей, которые однозначно сказали о том, что государство не может вмешиваться во внутренние церковные дела и таким образом дискриминировать каноническую Украинскую Церковь.

В итоге законопроекты не были обсуждены, но также не было дано никаких гарантий того, что их не вынут вновь из-под сукна и не начнут снова обсуждать. Поэтому сложившаяся ситуация по-прежнему вызывает у нас большую тревогу. Мы считаем, что внутрицерковные вопросы должны решаться самой Церковью, и государство не может дискриминировать религиозные конфессии, как это предлагалось в подготовленных законопроектах.

Е. Грачева: А если эта инициатива все-таки увидит свет, если пойдет процесс принятия законопроектов, которые ограничивали бы, дискриминировали бы русскоязычное население на Украине? Какие последствия могут быть?

Митрополит Иларион: Последствия принятия антицерковных законов могут быть самые плачевные, потому что верующие Украинской Православной Церкви ― это миллионы и миллионы людей, и они не хотят идти в раскол, даже если их туда палкой будут гнать. То есть, по сути дела, вне закона может оказаться крупнейшая религиозная организация Украины.

Е. Грачева: Владыка, мы с Вами говорили о фильме Алексея Учителя «Матильда», в котором фигурирует канонизированная личность ― император Николай II. Сейчас скандал вокруг этой картины вышел на новый виток: Наталья Поклонская высказалась за то, чтобы отлучать от Причастия тех, кто этот фильм посмотрит. На Ваш взгляд, кто вправе давать подобные комментарии, и не дискредитируют ли такие заявления Русскую Православную Церковь в целом?

Митрополит Иларион: Такие заявления не дискредитируют Русскую Православную Церковь, потому что исходят не от нее. Я хотел бы внести некоторую ясность в этот вопрос. Иногда комментарии каких-то мирян, священнослужителей или иерархов не очень, видимо, профессиональными журналистами выдаются за официальное мнение Церкви. Человек что-нибудь сказал в прямом эфире или в интернете, и потом пишут: «РПЦ призывает…», «РПЦ хочет запретить…» или «РПЦ вмешивается» в какие-то там дела.

Но в Русской Церкви есть очень четкое разделение сфер ответственности. Например, я отвечаю за внешние церковные связи в качестве председателя Отдела внешних церковных связей. Значит, если я высказываю какие-то мнения по внешнецерковной тематике, то это официальная позиция Церкви. А вот если Вы, например, спрашиваете, нравится ли мне симфония № 3 Брамса, а я говорю: «Да, она мне очень нравится», мой ответ не означает, что Русская Православная Церковь одобрила это музыкальное произведение. А если мне, допустим, не нравится какая-нибудь опера Вагнера, то это не значит, что Церковь не одобрила эту оперу. Я высказываю свое личное мнение как священнослужитель, как гражданин Российской Федерации, а у нас всякий гражданин имеет возможность поделиться собственным мнением. Это касается и депутата Натальи Поклонской. Как сказал В.В. Путин, каждый депутат имеет право высказывать свое мнение.

В то же время я понимаю, что высказывания, которые звучат из уст депутата Натальи Поклонской, отражают сильное негодование в церковной среде по поводу этого фильма, который пока еще почти никто не видел, если не считать показанных трейлеров. Я как раз отношусь к числу тех немногих людей, которые посмотрели этот фильм, и свое мнение о нем я высказал. Думаю, что мнение многих православных людей об этом фильме будет очень негативным. Но то, что я сказал, не означает, что Русская Православная Церковь официально осудила эту киноленту. У нас в Церкви для суждения о событиях и явлениях в культурной сфере есть соответствующий орган ― Патриарший совет по культуре, который возглавляет епископ Егорьевский Тихон. Он, кстати, тоже высказывался по поводу этого фильма.

Е. Грачева: Владыка, на днях Патриарх Грузии Илия II призвал вернуть в страну монархию. Что Вы думаете по поводу этой инициативы, и вообще в этой связи у меня возникает вопрос: а в Московском Патриархате не гуляют подобного рода мысли?

Митрополит Иларион: Я очень уважаю Грузинского Патриарха, знаю его со своих детских лет и даже был его иподиаконом некоторое время. Думаю, что если Грузинский Патриарх высказывает то или иное мнение, значит, у него для этого должны быть какие-то основания.

Что касается Московского Патриархата, то, во-первых, церковная позиция в отношении форм правления сформулирована в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви». По сути дела, там говорится, что Церковь нейтральна в отношении того, какую форму правления избирает народ, что она ко всякой власти относится лояльно до тех пор, пока власть не начинает призывать к каким-либо действиям, идущим вразрез с христианской нравственностью. Такова позиция Церкви.

Во-вторых, можно сказать, что внутри нашей Церкви есть группы людей, которые ратуют за восстановление монархии. И я думаю, что если наше общество когда-нибудь созреет для обсуждения этого вопроса, то Церковь примет в этом обсуждении самое активное участие.

Е. Грачева: А каково Ваше личное мнение по поводу возвращения в нашу страну монархии? Не как председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, а именно вас лично?

Митрополит Иларион: Мое личное мнение заключается в том, что форма правления, когда человек помазывается на царство священнослужителями и получает не просто мандат от избирателей на выполнение властных полномочий в течение определенного срока, но санкцию от Бога через Церковь на свое правление (и правление является пожизненным, пока монарх не передаст власть своему наследнику), положительно зарекомендовала себя в истории. Она имеет много преимуществ по сравнению с любыми выборными формами правления, когда человек приходит на какой-то конкретный срок.

С другой стороны, абсолютных монархий в наше время практически не осталось. По большей части можно увидеть конституционные монархии, в которых, как правило, монарх играет декоративную роль. Мы все знаем такие страны, где монарх не может подписать ни одного закона, не имеет полномочий вмешаться в текст законодательного акта. Нужна ли нам в России такая монархия? Очень сомневаюсь в этом.

Е. Грачева: Владыка, сейчас школьники сдают выпускные экзамены. И интересная цифра по абитуриентам: оказывается, в нашей стране существенно возросло число молодых людей, желающих стать священниками или получить духовное образование ― рост на 25% в сравнении с прошлым годом. Чем Вы объясняете такую статистику, она для Вас неожиданна или нет?

Митрополит Иларион: Мне часто приходится бывать в зарубежных странах, и я, общаясь со своими коллегами из Католической Церкви, из протестантских церквей все время слышу одну и ту же жалобу о том, что становится все меньше и меньше желающих стать священниками. Допустим, в Ирландии, которая еще недавно представляла из себя очень традиционную католическую страну, сейчас средний возраст священников ― далеко за шестьдесят лет. И когда я спросил местного католического архиепископа, сколько у них в семинарии абитуриентов, он назвал цифру около пятнадцати человек. Когда я спросил, что же у них будет через десять-двадцать лет, он ответил: «Мне даже страшно об этом подумать».

У нас происходит обратный процесс: растет интерес людей к Церкви в целом, и увеличивается число священнических призваний. Это, конечно, очень позитивное явление. Люди понимают, что священник ― это человек, который, во-первых, посвящает свою жизнь Богу, а во-вторых, может принести реальную пользу людям. И я надеюсь, что большинство тех, кто поступает в духовные семинарии, идут туда именно с этой целью ― послужить Богу и людям.

Е. Грачева: Владыка, но, может быть, есть обратная сторона медали? Ведь молодые люди, поступая в семинарию, делают серьезный выбор, отказываясь от мирской жизни в пользу служения Богу. Может быть, мирская жизнь стала в стране такой, что она их не устраивает, и это тревожный признак, или нет?

Митрополит Иларион: Дело в том, что по-настоящему отказывается от жизни в миру только тот человек, который уходит в монастырь. А для этого совсем не обязательно поступать в духовную семинарию. Большинство тех, кто поступает в духовные семинарии, впоследствии женятся и станут женатыми священниками, то есть они будут служить в миру. Но ведь неслучайно Христос ко всем христианам обратил слова: «Вы ― соль земли, вы ― свет мира» (Мф. 5:13-14), а особо эти слова относятся к священникам. Думаю, что именно вдохновленные этим призывом нашего Спасителя молодые люди сегодня поступают в духовные семинарии, и для нас это очень радостный процесс.

Е. Грачева: Большое спасибо, владыка, за эту беседу.

Митрополит Иларион: Спасибо, Екатерина.

Вторая часть передачи по традиции была посвящена ответам на вопросы телезрителей, поступившие на сайт программы «Церковь и мир» vera.vesti.ru.

Вопрос: На поминках не подают вилки. Почему? Как Церковь относится к тому, что на второй день после похорон приносят на могилу съестное и там выпивают и едят? И еще похожий вопрос: объясните, являются ли некоторые погребальные обычаи православными или здесь есть что-то языческое и суеверное, как то: закрывать зеркала в доме усопшего, раскладывать на земле еловые ветки при выносе тела, оставлять на могилах продукты?

Митрополит Иларион: То, что упоминается в этих вопросах, относится к числу суеверий. Церковь заботится о том, чтобы человек, чья душа перешла в иной мир, не остался без заупокойной молитвы. Это заповедано Церковью. Что касается завешивания зеркал и прочих подобных обычаев, могу сказать, что они не имеют основ в церковной традиции и очень часто связаны с теми или иными суевериями.

Вопрос: Недавно услышала о том, что на нательном крестике не должно быть изображения Распятия Иисуса Христа. Действительно ли это так, и что еще важно знать про нательный крестик?

Митрополит Иларион: Действительно, существует такое мнение, в частности, в старообрядческой среде, а также в среде наших единоверцев. Но подобных ограничений Церковь не делает. У меня в студии находятся разного рода кресты, датированные XII веком и далее. Они были обнаружены при раскопках и подарены мне на 50-летие председателем Российского союза христиан веры евангельской. Это кресты разной формы, есть с Распятием и без Распятия. А в нижнем ряду этой коллекции ― два креста, обнаруженные на месте расстрела священников, они повреждены из-за того, что в эти кресты попали пули. То есть это кресты, которые, по-видимому, принадлежали новомученикам Русской Православной Церкви.

Главное ― не форма креста, а то, как человек относится к нему. Святитель Димитрий Ростовский говорил, что мы почитаем крест не из-за количества его концов ― четыре конца или восемь, ― а потому, что на нем был распят Господь наш Иисус Христос.

Дорогие братья и сестры, в завершение этой передачи я хотел бы напомнить вам слова Господа Иисуса Христа из Евангелия от Марка: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8:34).

Я желаю вам всего доброго, и да хранит вас всех Господь.

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru 

Материалы по теме

В Неделю 20-ю по Пятидесятнице Блаженнейший митрополит Киевский Онуфрий возглавил Литургию в Киево-Печерской лавре

Отдел внешних церковных связей Украинской Православной Церкви прокомментировал ситуацию с грубым нарушением прав верующих в Ивано-Франковской области

Предстоятель Украинской Православной Церкви совершил освящение собора в городе Нетешин и встретился с верующими села Птичья

Дискриминирующие Украинскую Православную Церковь законопроекты углубят религиозный раскол, полагает Святейший Патриарх Кирилл

Состоялась встреча митрополита Волоколамского Илариона с Папой Римским Франциском

Митрополит Волоколамский Иларион: Всякая попытка Церкви войти в пространство молодежной субкультуры заслуживает поддержки и признания [Интервью]

Митрополит Волоколамский Иларион: Решения проблем нужно достигать путем переговоров [Интервью]

В.Р. Легойда: Церковь — это живой организм, который постоянно меняется

В.Р. Легойда: Надо бояться не сильного ислама, а слабого христианства [Интервью]

Выступление митрополита Волоколамского Илариона в Московском педагогическом государственном университете [Статья]

Митрополит Волоколамский Иларион посетил ведущий педагогический университет России

Представители Русской Церкви приняли участие в конференции по теме теологического образования

Встреча Святейшего Патриарха Кирилла с Президентом Республики Хорватия

Другие интервью

Митрополит Волоколамский Иларион: Всякая попытка Церкви войти в пространство молодежной субкультуры заслуживает поддержки и признания

Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин: Священник должен уметь выслушать и понять другого человека

Помочь помогающим

Митрополит Волоколамский Иларион: Насаждение неоязычества — это вовсе не возрождение религии наших предков

Епископ Троицкий Панкратий: Наш фестиваль развивается

В.Р. Легойда: Надо бояться не сильного ислама, а слабого христианства

Митрополит Волоколамский Иларион: Счастье — это удовлетворенность человека тем, как он живет

Митрополит Нижегородский Георгий: Монастыри ― это прочный хребет духовной жизни Русской Православной Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Нет ни одной Поместной Православной Церкви, которая бы признавала раскольничьи структуры

«Актуальное интервью» с епископом Звенигородским Антонием